Абаимов Анатолий Николаевич,pretendent_2012 на ЭМ (a_abaimov) wrote in evolution_march,
Абаимов Анатолий Николаевич,pretendent_2012 на ЭМ
a_abaimov
evolution_march

В 1953 году закончилось правление тирана, отца всех народов, Сталина.

Осуществление передачи власти перво­го лица преемнику при тоталитарном режиме
действующим законодате­льством прописано не было.
И вот Великая ядерная держава окунула­сь в передел власти,
когда партийный функционер, имеющий доступ к атомному оружию, мог для победы в этой схватке не только грозить своему оппоненту такой возможностью,
но и реально применить его на терри­тории страны.
А подвело к роковой черте первое государство на Земле
без частной собственности на средства производства и
эксплуатации человека человеком нежелание уйти на заслуженный отдых И.В.Сталина,
который питал иллюзию, что его правление будет "вечным",
а идея коммунизма будет поглощать всё новые и новые страны.

Второй дед,
по имени Степан,
воевал в пехоте пулемётчиком с 1941 - 45г.г.,
оставил свою подпись на стенах поверженного Рейхстага в Берлине,
освобождал Прагу,
а затем ещё и участвовал в разгроме японской, квантунской армии в Маньчжурии.
Все эти годы жена и пять дочерей молили Господа Бога о его возвращении домой живым.
Однако ранений дед не избежал, поэтому в промозглые сырые дни инородные предметы
в виде металлических осколков в теле давали о себе знать.
В послевоенные годы фронтовики были на вес золота,
и деда Степана односельчане избрали председателем колхоза,
хотя он и не состоял в рядах комму­нистической партии.
Фронт закалил деда не только физически,
но и во­спитал душевное сострадание к любой несправедливости,
оставив на сердце глубокие шрамы от боли за оставленных в сырой земле боевых товарищей. Потому дед Степан позволял или делал вид,
что не замеча­ет того,
что колхозники, работающие в поле, на ферме либо на зерно­хранилище,
при окончании смены уносили домой в своей обуви остатки зерна,
чтобы накормить голодающих детей.
Мне не известны подробности того,
каким образом об этом стало известно правоохранительным орга­нам,
но дед на основании указа "О краже колосков"
за проявленную халатность по обеспечению сохранности вверенного колхозного иму­щества
получил по приговору суда 8 лет строго режима,
а свидетель-доброжелатель, по заявлению которого и началась проверка,
также уго­дил в тюрьму.
Гулаговская система карала всех.
Дед провёл в заключе­нии половину срока,
так как после смерти Сталина осужденные пo многим статьям
за малозначительные правонарушения подлежали амни­стии.
В моей памяти дед Степан остался волевым и справедливым чело­веком,
который, иногда в эмоциях,
говорил в мой адрес: "У-У, идол!"
И когда в хрущёвские времена
по радио вещали здравицы в адрес ком­мунистической партии Советского Союза (КПСС),
под чутким руководством которой труженики села в закрома государства
постоянно с высо­ким энтузиазмом перевыполняли намеченные планы сдачи урожая,
дед ре­зко выключал радиоточку,
говоря, что это всё –
обман народа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments