л_и_н_и_я_ _о_т_р_ы_в_а (expozito) wrote in evolution_march,
л_и_н_и_я_ _о_т_р_ы_в_а
expozito
evolution_march

Categories:

ТРИ ГОДА ПОСЛЕ ТЕРРОРА. СДЕЛАНЫ ЛИ ПРАВИЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ?

div class="repost">

29 марта 2010 года произошли два взрыва, произведённых на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии московского метрополитена двумя террористками-смертницами дагестанского происхождения. Тогда в результате взрывов погибло 41 и ранено 88 человек.

Я хочу, чтобы мы с вами перенеслись в 2010 год и попытались понять, насколько логичными были на тот момент эти взрывы? За 25 дней до взрыва, 4 марта 2012 года, появились сообщения российских силовых структур, что в ходе контртеррористической операции в Назрановском районе Ингушетии убит Саид Бурятский. Мы все были тогда очень рады новостям, которые приходили с Северного Кавказа, когда с высокой периодичностью устранялись лидеры исламистского террористического подполья и Саид Бурятский – одна из наиболее ярких личностей в этом ряду. После столь успешно проведенных операций стоило ожидать ответного мстительного удара и то, что будет он проведен именно в формате террористического акта, можно было предугадать с высокой степенью вероятности.

Когда произошли эти взрывы, мы увидели, что сил наших спецслужб оказалось недостаточно для предотвращения терактов в центре Москвы. И отсюда появилось еще больше страхов, так как стало очевидно, что любой гражданин России в любой точке страны находится в зоне повышенной опасности.

Я встретил информацию в 2010 году о терактах, когда находился в пути из Ростова-на-Дону. 28 марта, за день до терактов в Москве, в Ростове-на-Дону было запланировано проведение спортивного турнира по реалистичным боям без правил. На тот момент мы нашей командой провели подобный турнир в Ставрополе. В Ростове-На-Дону также ожидался очередной праздник спорта. Но каково же было наше удивление, когда 28 марта в 12-00, сразу после построения спортсменов и выступлений организаторов из числа ростовского казачества и общественных организаций, спорткомплекс был оцеплен ОМОНом. После чего СОБРовцы взяли спорткомплекс штурмом, выставили всех спортсменов и зрителей, среди которых были не только мужчины, но и женщины, дети, как преступников «лицом к стене, руки на стену». Далее, всех присутствовавших на соревнованиях, а это более 100 человек, доставили в отделение милиции города, где насильно фотографировали «для пополнения баз экстремистов», снимали отпечатки пальцев, угрожая статьей 282 УК РФ.

Я вспоминаю об этом не для того, чтобы в очередной раз пожаловаться, покричать о «беспределе», о давлении на общественные независимые организации и так далее.

«Нашим «органам», нашим чиновникам, нужно, наконец, понять, кто для них враг, и кто является врагом для России – здоровая молодежь или все-таки исламистское террористическое подполье. И чем быстрее будет принято верное решение, а Центры по противодействию экстремизму (ЦПЭ) прекратят выполнять функции политических карателей, тем мы быстрее выйдем из кризиса общества, и оно будет готово противостоять этой страшной угрозе – терроризму, идейному и бескомпромиссному» – эти слова я написал на следующий день после совершенных терактов в Москве. Могу лишь повторить их и сегодня, через 3 года после тех событий.

Но изменилось ли что-то с тех времен? Для меня очевидно, что не изменилось.

Работа в том же Дагестане, конечно, кипит. Например, режим контртеррористической операции (КТО) был 20 марта 2013 года введен в пригороде Махачкалы – поселке Семендер. По данным местных жителей, силовиками блокирован дом депутата райсобрания Унцукульского района Магомедхабиба Магомедалиева. В ходе спецоперации были убиты пять предполагаемых боевиков, один из которых оказался видным членом местного отделения «Единой России». Следственный комитет обещает за два месяца установить, почему депутат-единоросс принимал участие в деятельности боевиков-сепаратистов. Хотя, мне кажется, нужно устанавливать иное – почему боевик-сепаратист оказался в рядах «Единой России».

В Дагестане наркотики распространены повсеместно среди всех социальных групп, об этом сообщил 28 марта вице-премьер республики Рамазан Джафаров.

К чему эта информация о Дагестане? На Кавказе именно этот регион сегодня не передовой активности различных банд-формирований и преступных группировок. Но криминальная хроника за последние три года мало изменилась, а, может быть даже, и ухудшилась.

Но страшнее другое – наше будущее. То, о чем говорят многие эксперты – об укреплении исламского фундаментализма в Поволжье, обретает все более реальные очертания.

На экспертном форуме 7 января 2013 году в Казани руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов отметил, что после появления исламистского террористического подполья в Татарстане пошел процесс его легализации в общественно-политическом пространстве всего Поволжья. Также эксперт отметил, что многочисленные митинги, пикеты, автопробеги исламистов, прошедшие в Казани, Набережных Челнах и Уфе сразу после терактов лета 2012 года, подтверждают стремление религиозных радикалов к активному участию в политической жизни страны для прихода к власти легальным путем в некоторых мусульманских регионах России.

С 22 октября 2012 года сотрудники ОМВД РФ по Новому Уренгою совместно с пограничниками начали вести круглосуточную вахту на посту «Тазовский». Пост работает на постоянной основе, производится проверка законности всех прибывающих в город. Одной из причин изоляции города стала активность членов террористических организаций «Имарат Кавказ» и «Хизб-ут-Тахрир». Исламисты вербуют молодых ямальцев, которые вступают в ряды боевиков на Северном Кавказе.

Как мы видим даже по некоторым фрагментам криминальной хроники с Кавказа и Поволжья, ситуация в будущем будет только обострятся. И смогут ли наши спецслужбы действенно противостоять этому, исходя из их вектора работы дня сегодняшнего, я сильно сомневаюсь. А вектор все тот же, наши спецслужбы продолжают «бегать за лысыми» («Бегали за лысыми, а пропустили бородатых» – черная, но справедливая шутка после взрывов в московском метро в 2012 году). Лысые, в данном случае – это все русские и российские националисты в одном флаконе: радикальные и умеренные, институализированные и нет.

Антиэкстермистское законодательство дня сегодняшнего позволяет спецслужбам «стряпать» дела об экстремистах ежедневно, не отходя от рабочего компьютера с подключенным интернетом. Достаточно залезть в социальную сеть «Вконтакте», найти молодого парнягу, который выложил на свою страницу песню группы «Коловрат», а теперь и популярной рэп-команды «25/17», и можно уже заводить уголовное дело. Реальный срок, парень, конечно, не получит, но будет осужден. Сотрудник получит свою галочку, статистика об экстремистах пополнится очередным делом.

Из таких дел сегодня и состоит основной пласт этой экстремистской уголовной статистики. Эту статистику потом докладывают президенту Путину, а он на выступлении на ежегодной коллегии ФСБ требует от чекистов максимально решительно действовать при нейтрализации экстремистов и блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности интернета. Хотя были споры, что же имел ввиду Путин под понятием «экстремист». Думаю, в первую очередь, членов боевого террористического исламистского подполья. Хотя статистика об увеличении экстремистских преступлений завышена именно за счет липовых дел «вконтактовских экстремистов» (безобидные школьники и студенты).

Либеральный правозащитник, крышующий левых экстремистов, Лев Пономарев заявляет, что экстремистами необходимо считать «10 тысяч боевиков в регионе Северного Кавказа и еще около 10 тысяч радикальных националистов». Задача таких высказываний заключена именно в том, чтобы приравнять угрозу боевого исламистского террористического подполья и любых националистов. На это направлены и громкие дел, например, Владимира Квачкова – объединить угрозу, исходящую от националистов и исламских боевиков-сепаратистов.

Это крайне опасная тенденция и нам, гражданскому обществу, представителям общественных, правозащитных и политических организаций нужно всячески противостоять такой постановке проблемы. Более того, я уверен, чтобы противостоять угрозе идейного террора, исходящего от исламистского боевого подволья, властям и спецслужбам необходимо опереться именно на правых – на националистов, традиционалистов, консервативно мыслящую общественность, а никак не бороться с нами.

Автор: координатор правозащитного объединения «Консервативная Правозащитная Группа» Евгений Валяев
Читать статью: http://modus-agendi.org/articles/1638</div>
Tags: новый курс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments